Лекции по методологи литературоведческих исследований

Автор – проф. Бедзир Н.П.

Литературоведческие исследования

1. Выбор исследовательского метода

Во Введении к курсовой, бакалаврской, дипломной, магистерской работам необходимо формулировать методологическое обоснование исследования. В теории литературоведческих исследований необходимо различать методологию и метод. Методология – это наука о методах: об их исторической и вневременной сущности, идеологической, социальной, аксиологической (оценочной) направленности, то есть методология носит общефилософский, системный, общенаучный характер: она объединяет литературоведческие науки с другими науками и со сферой познания вообще. Так, методология в области литературоведения определяет его как познавательную деятельность человека по отношению к себе самому и к миру в широком понимании. Далее, методология гласит о том, что метод нельзя «привнести» в исследуемое явление и сделать универсальной «отмычкой». Выбор метода «диктуется» произведением, филологической проблемой, задачами исследования, возможностями и знаниями исследователя.

В ХХ и ХХI вв. методология гуманитарных наук тесно соприкасается и взаимодействует с методологией естественных и точных наук (биологии, генетики, математики, информатики), что способствует выработке новых литературоведческих методов. С другой стороны, разочарование в преобразующих мир познавательных возможностях человека во второй половине ХХ в. («эпистемологическая неуверенность») привело некоторых учёных к отрицанию методологии и любых методов познания, замене их спонтанностью и интуитивностью восприятия (идея «методологического анархизма» в книге П.К. Файерабенда «Против метода», 1975). Сегодня понятия методологии и метода находятся в процессе активных и плодотворных дискуссий.

Метод (вот греч. methodus – следование, путь) исследования – инструмент для филологического анализа текстов художественных произведений и их смысловых структур, не привнесенных той или иной идеологической модой, а объективно присущих тексту. Метод складывается исторически, теоретически, эмпирически (в процессе практики). Литературоведческие методы нацелены на изучение произведения, взятого либо в связях и отношениях с окружающей средой (биографический, литературно-исторический, культурно-исторический, социологический, структурно-семиотический, психологический, историческая поэтика), либо вне связи с этой средой (формальный, структурный, теоретическая поэтика). Ни один из исследовательских литературоведческих методов не является универсальным, только сочетание методов способствует разностороннему подходу к объекту истолкования. В студенческих работах наиболее приемлемы следующие методы: герменевтический, исторической и теоретической поэтики, культурно-исторический, биографический, ритуально-мифологический, социологический, семиотический, компаративный, психологический, постмодернистский.

 

2. Биографический метод

Наиболее ранним методом литературоведения является биографический метод. Он направлен на изучение отношений «автор – произведение», в которых автор – живой, конкретный человек. В биографическом методе биография и личность писателя рассматриваются как определяющие моменты творчества. Основоположник метода – Ш.О. Сент-Бев (1804-1869). Он полагал, что на писателя, а таким образом, и на его произведение, влияют семья (мать, братья, сестры), среда, религиозные взгляды, социальное положение, отношение к природе, пороки, слабости, болезни, что в целом справедливо. Главный недостаток метода – неразличение биографического автора и автора-творца (например, А. Пушкина и образа автора в романе «Евгений Онегин»), а также прямолинейность в перенесении биографии писателя на объяснение его произведений (например, объяснение психологических проблем героев прозы Достоевского болезненными состояниями самого писателя).

Данный метод сегодня незаменим в создании литературного портрета, эссе, очерка. Он задействован в исследованиях писательского поведения (дендизм, орфизм, моцартианство, аскеза, странничество, мессианство и т.д.), самодостаточности творческой личности художника слова и т.п. [14], [27]. Биографический метод повлиял на возникновение психологического метода и культурно-исторического.

 

3.  Культурно-исторический метод

Культурно-исторический метод возникает на основе исторического подхода к литературе и культуре. Метод трактует литературу как запечатление духа народа в разные периоды его исторической жизни. Исследователей интересуют связи художественного произведения с цивилизацией, ее духовной и материальной культурой (в широком понимании), с исторической традицией и социальной средой. Один из создателей метода – французский философ, историк, литературовед И.-А. Тэн (1828-1893). Он разработал ключевые понятия метода – раса, среда, момент. По Тэну, исследоваться должен, прежде всего, тип человека, сложившийся в определённом обществе и отразившийся в литературе. Этот «тип» и формируется расой (наследственными особенностями национального характера), средой (географией, климатом, пространством, природой), моментом (конкретными историческими, социальными, духовными событиями эпохи). Таким образом, метод изучает эволюцию литературного процесса сквозь призму духовного национального характера [32].

В русском литературоведении метод получил развитие в трудах А.Н. Пыпина [24].

 

4. Герменевтический метод

О правомерности применения множественных методов исследования гласит современная литературоведческая наука герменевтика – философско- эстетическая теория интерпретации текста и наука о понимании смысла произведения. Функция интерпретации состоит в том, чтобы научить, как следует понимать произведение искусства согласно его абсолютной художественной ценности. Герменевтика берёт начало в древности, а именно в приёмах истолкования Библии и древнейших текстов культуры. Ведущие теоретики герменевтики – немецкие ученые ХVIII-ХIХ вв. Ф.Д.Э. Шлейермахер и В. Дильтей. Современную герменевтику как науку развили немецкий учёный Х.Г. Гадамер и амер. ученый Э.Д. Хирш (E. Hirsch) [8], [36]. Ведущие принципы герменевтики таковы :

  • принцип диалогичности: духовная жизнь, сосредоточенная в произведении, определяется узами, связывающими автора и нас, интерпретаторов, с традицией;
  • принцип эмоциональности: интерпретация невозможна без умения чувствовать эстетическое наслаждение от общения с явлением литературы;
  • контекстуальный и культурологический принцип: освоение «жизни духа» происходит за счет погруженности в определенную культурно-историческую традицию, без чего невозможна интерпретация;
  • принцип избирательности: герменевтический опыт, учитывая традицию, также принимает во внимание историческую дистанцию, разделяющую писателя и читателя (интерпретатора);
  • принцип целостности: при постижении произведения создается связь между пониманием его частей через целое и целого – через понимание частей. Такую связь Дильтей назвал герменевтическим кругом;
  • принцип вариативности: герменевтический круг в своей поступательности и преемственности свидетельствует о возможности множественных интерпретаций одного и того же произведения;
  • принцип личного подхода и толерантности: интерпретатор обязан признавать авторитетность автора произведения, а также исходить из собственных этических и эстетических принципов, но быть свободным в выборе цели, контекста, условностей теоретического языка интерпретации;
  • принцип единства формы и содержания: анализ произведения завершается не поиском общности между формой и содержанием, а установлением личностного взаимопонимания между литературным произведением и читателем [37].

Таким образом, художественное произведение является фактом культуры, при интерпретации необходимо реконструировать место произведения в духовной истории человечества. Метод учитывает как субъективную индивидуальность интерпретатора, так и объективную ситуацию времени написания, влияния традиций и культурного контекста, что в целом даёт возможность постоянно обновляемого, но адекватного восприятия текста [10].

 

5. Теоретическая и историческая поэтика

Поэтика является теоретической основой филологического анализа художественных произведений и литературных явлений (направлений, течений, индивидуального творчества и т.п.).

Поэтика (от греч. Poieō – создает, создавать; poietike tehnē – творческое, поэтическое искусство) – исследование происхождения (генезиса), сущности, видов и форм словесного художественного творчества. Поэтика берёт начало в трудах Аристотеля («Поэтика», точное название «Искусство поэтики», 335 г. до н.э.) и посвящена эстетическому филологическому анализу произведения. В ХХ-ХХI вв. поэтика объединяет много исследовательских методик. Она делится на две большие группы: поэтику историческую и теоретическую[29].

Историческая поэтика изучает законы зарождения и развития словесности, а также выявляет процессы, повторяющиеся при стечении одинаковых условий в развитии  разных народов;

  • изучает предыскусство (эпоху палеолита), когда архаическое сознание человека только формировало предпосылки образного мышления (синкретизм слова, жеста и ритма в ритуальных, обрядовых формах);
  • исследует происхождение видов и форм литературы (родов, тропов, жанров);
  • прослеживает виды исполнительства, формирование сакральной обрядовости, образных архетипов, сюжетных схем в фольклоре [34].

Обоснование исторической поэтики принадлежит русскому ученому А.Н. Веселовскому [6].

Теоретическая поэтика – научная литературоведческая дисциплина и комплекс исследовательских методов, направленных на системное изучение языковых, сюжетных, композиционных, образных, родовых, жанровых выразительных художественных средств литературы [5].

Теоретическая поэтика является базовой для следующих типов исследований:

  • жанрово- стилевых;
  • жанрово- родовых;
  • сюжетно- композиционных;
  • мотивных;
  • для изучения субъектной структуры произведения – проблем автора, героя, читателя [4];
  • для определения ритмики, метрики, фоники, тропов и иных явлений стихосложения [9].

 

6. Ритуально-мифологические исследования

Историческая поэтика напрямую связана с ритуально-мифологическими исследованиями, которые ещё именуются мифопоэтикой.

Мифопоэтика – это серия методов, которые направлены на изучение художественной образности, первобытных смыслов и значений в фольклоре и литературе. Она базируется на открытиях мифологической школы, принадлежащей к числу академических школ литературоведения. У её истоков – труды братьев Я. и В. Гримм по фольклористике, работы М. Костомарова по изучению славянской мифологии, статьи А. Афанасьева о поэтических воззрениях славян на природу, исследования Э.Б. Тайлора о первобытной культуре [25]. Мифопоэтика исследует:

  • скрытые аналогии, связывающие литературные образы, сюжетные ситуации, тропы, жанры – с обрядами, ритуалами (прежде всего, календарными и посвятительными, по Дж. Фрэзеру) и с архетипами (национально- культурными проявлениями «коллективного бессознательного», по К. Юнгу) [20];
  • «авторскую мифологию», то есть представление о бытии, созданное в художественном мире писателя.

Например, Вяч. Иванов исследовал мифопоэтику Ф. Достоевского, Р. Якобсон – А. Пушкина, В. Топоров – мифопоэтику Петербурга, З. Минц – мифопоэтику А. Блока, А. Ханзен-Леве – мифопоэтику символизма [35].

Во второй пол. ХХ в. мифопоэтика сближается с семиотикой и структуральными исследованиями, приобретая новое истолкование и приёмы анализа под пером французского учёного Р. Барта («Мифологии», 1957). Современный миф интерпретируется им как дискурсивный, дискретный набор фразеологических высказываний и стереотипных представлений о мире и культуре нынешнего общества (это реклама, слоганы, клише, язык масскультуры, знаковое поведение, имидж и т.п.) [3].

 

7.. Компаративистика, или Сопоставительный  метод

Компаративистика, или Сопоставительный метод в литературоведении — метод, научно утвердившийся во второй половине ХIХ в. и направленный на сопоставление двух или более литературных произведений, а также литературных структур (направлений, течений, школ), созданных в разных языковых культурах. По сути – это поиск универсальных проявлений во всех анализируемых литературах и анализ их исторических модификаций. Толчок развитию метода дан немецким историком И.Г. Гердером и поэтом И.-В. Гете. Основателем теории сравнительного литературоведения был немецкий учёный Т. Бенфей, который при изучении «Панчатантры» доказал наличие миграций сюжетов (то есть, заимствований) между разными, даже отдалёнными, национальными литературами. В российском литературоведении сравнительный метод связан с именем А.Н. Веселовского и разработанной им исторической поэтикой, которую учёный со временем расширил до параметров всемирно-исторических исследований.

Компаративистика опирается на два типа сопоставлений. Это историко-генетический (или контактно-генетический) подход, когда общность явлений объясняется общностью происхождения, а также сравнительно-типологический подход, когда общность объясняется поздними сближениями или общими социально-историческими условиями развития [1]. Это проявляется в «вечных темах» и «вечных героях», общих жанрах, сходных литературных направлениях и течениях, стилевых приёмах и т.д. [2].

Компаративистика также изучает проблемы перевода, поэтому помогает разобраться в национальных и интернациональных явлениях в литературе, в процессах глобализации и регионализации в современной культуре [30].

Базисными являются такие положения метода:

  • литературные сопоставления возможны как в синхронии (в ситуации единовременности), так и в диахронии (разновременности);
  • в основе всякого сопоставления лежит механизм сходства и различия «своего» и «чужого»;
  • сравнение может иметь генетические принципы, то есть общность происхождения;
  • в основание могут быть положены историко-типологические принципы, то есть общие закономерности, совпадения социального, литературного развития, а не общность происхождения («стадиальные параллели», по В.Н. Жирмунскому);
  • литературные явления полигенетичны, то есть часто восходят ко множеству разных источников;
  • компаративистика позволяет делать выводы о повторяемости явлений (то есть, о закономерностях литературы), что способствует выстраиванию «рядов культуры» (А.Н. Веселовский);
  • в сопоставлении сюжетов «неделимой единицей сюжета» выступает мотив;
  • в сопоставлении образов единицей выступает «группа ассоциаций», а также процессы адаптации, аллюзии;
  • благодаря явлению суггестии (образного восприятия, выстраивающего новое содержание) возможно исследование восприятия текста в рамках иноязычного культурного контекста, что получило название «имагологии», например, имагология проявилась в темах «Восприятие американского мира в русской литературе», или «Романы Ф. Достоевского в восприятии французского читателя», и т.п.;
  • в компаративистике задействованы прямые и обратные литературные связи (воздействие-восприятие-воздействие), чему способствует понятие «подготовленной воспринимающей среды»;
  • метод включает изучение влияния разных видов искусства (живописи, музыки, кино и др.) на литературу;
  • могут предприниматься тематологические исследования, объясняющие типологические сходства и различия («вечные» темы и образы; национально-освободительные движения, христианские искания и др.);
  • при сопоставлении важно учитывать проблемы периодизации и иноязычный культурный опыт, «синтез со временем», по А.Н. Веселовскому.

Разновидность компаративистики – сравнительно-сопоставительный метод, который нацелен не столько на обнаружение сходства, сколько на обнаружение различия в совпадающих, на первый взгляд, явлениях литературы. Использование в современной компаративистике постмодернистских представлений об интертекстуальности снимает остроту проблемы генетических и историко-типологических сближений [41].

 

8. Социологический метод

Социологический метод связан с пониманием литературы как одной из форм общественного сознания. Он возник на основе культурно-исторического метода.

Базисные принципы метода таковы:

  • происхождение искусства основоположники метода видят в «рабочем ритме», «в практически бесцельном повторении работы» в свободное время (В.М. Фриче);
  • развитие искусства и литературы поставлено в прямую зависимость от революционно-освободительных движений масс;
  • в произведении акцентируются социальные, политические, экономические, исторические тенденции;
  • главное в искусстве – его социальная функция;
  • роль искусства – идейно-организующая;
  • писатель приравнен к учителю-идеологу, а «полезная книга» – к учебнику жизни;
  • теряя идейно-организующую силу, то есть, утрачивая социальную функцию, искусство впадает в декаданс – в бесцельность, формотворчество, чистое искусство;
  • в центре метода – не индивидуальные проявления героя, а социально-типические, в характере обобщаются преимущественно социально-значимые явления, создающие типизацию.

В русском литературоведении метод разработан в ХIХ в. критике Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева [13]. Под влиянием марксистско-ленинской теории общества и идеологии в ХХ в. понятие социальной среды дополнилось признаками классовости, партийности, теории отражения, в результате чего видоизменившийся метод подчинился задачам политической идеологии (в работах Г.В. Плеханова, В.И. Ленина) [19]. После Великой Октябрьской социалистической революции в СССР произошла вульгаризация социологического метода, принявшего на себя пропагандистские, обличительные, общественно-политические функции (в работах Максима Горького, Г. Лукача, А.В. Луначарского, В.Ф. Переверзева, В.М. Фриче и др.). Вульгарный социологизм – предельное упрощение причинно-следственных связей между социальными и литературными явлениями.

Несмотря на это, эстетическое непреходящее значение метода подчеркивали в своих трудах М.М. Бахтин, В.Н. Волошинов, отмечая важность социальной, общественной природы литературы [7].

 

9. Психологический метод

Психологический метод (или психологическая школа) в литературоведении связан со многими подходами – психологией искусства, психопоэтикой, фрейдизмом, неофрейдизмом, психоаналитической критикой. Метод направлен на изучение психологии творца, внутренней жизни героя, исследование читательского восприятия. Он берёт начало в трудах русского и украинского учёного ХХ в. А.А. Потебни.

Психологический метод обращает внимание на доминирующую точку зрения и формы ее раскрытия: исповедь, дневник, переписку, внутренний монолог, поток сознания, диалог, несобственно-прямую речь, «диалектику души», процессы индивидуального бессознательного (сон, бред, видения, обморок и т.п.) [11].

Метод помогает в исследовании характера персонажа, его эволюции, духовного и этического выбора, творческой лаборатории писателя. Он связан с этническими и национальными проявлениями, менталитетом личности – эмоциями, мировидением, подсознанием [28].

В русском литературоведении метод обязан дальнейшим своим развитием трудам Л.С. Выготского, Д.Н. Овсянико-Куликовского, А.Г. Горнфельда [23].

Психоаналитический метод – рассмотрение литературных произведений в свете концепции Зигмунда Фрейда как отражений бессознательного и подсознательного, психологических комплексов, неврозов, сформировавшихся у автора в результате детских травм. З. Фрейд применял психоаналитический метод при анализе психологии творчества Л. да Винчи, В. Шекспира, И.В. Гёте, Т. Манна, Ф. Достоевского, опираясь на психосексуальное развитие их личностей и на сформулированный им самим  «эдипов комплекс».

Понятие о коллективном бессознательном, разработанное учеником и соратником З. Фрейда К. Юнгом, изменило направление психоаналитического подхода. Учёный привлёк к изучению творческой личности понятие архетипа – прообраза, матрицы коллективного бессознательного, в гуманитарных науках понимаемого как первичный образ, оригинал, символ, переходящий из поколения в поколение, положенный в основу мифов, фольклора и самой культуры

 

10. Формальный метод

Формальный метод нацелен на рассмотрение исключительно формальной стороны произведения (конструктивной), игнорируя содержательную (идеологическую). Литература воспринимается как сумма художественных приемов.

В России формальный метод сложился в 1920-е гг. благодаря талантливым филологам В. Шкловскому, Р. Якобсону, Б. Эйхенбауму, О. Брику, В. Жирмунскому, Б. Томашевскому, Ю. Тынянову и др. – участникам Общества по изучению поэтического языка (ОПОЯЗа), возникшего в 1914 г. [31], [40]. Этот метод В. Шкловский назвал одним из самых продуктивных направлений в теории литературы ХХ в.

Метод сформировался в противостоянии с вульгарным социологизмом и социалистическим реализмом. Формалисты выступали не против содержания произведений, а против представления о том, что литература – это повод для изучения идеологии, общественного сознания и исторического времени. Главное внимание учёные уделили языку произведений. Поэтический язык становится таковым благодаря «системе приёмов» (Р. Якобсон). Центральными у «формалистов» стали понятия «приёма», «конструкции», «временнờго сдвига», «острàнения», «литературного факта», функции, «тесноты стихового ряда», «пародичности» (Ю. Тынянов).

Формальный метод положил начало структурализму и семиотике.

 

11. Семиотические исследования

Семиотический метод получил название от науки о знаках – семиотики. Метод рассматривается как один из структуралистских методов [26]. Структурализм (называемый также методом структурализма, семиотической школой) – подход, который изучает взаимодействие «структур» (различных уровней и элементов текста, а также «внешних» по отношению к тексту элементов). Текст произведения исследуется с точки зрения структурности, знаковости (семиотики), коммуникативности и цельности.

Основоположники науки о знаках – ученые ХIХ-нач. ХХ вв. Ф. де Соссюр, Ч.С. Пирс, Ч.У. Моррис. Первой попыткой создать знаковую функциональную структуру сказки как повествования была работа русского исследователя А. Проппа «Морфология сказки», в которой он вычленил 31 функцию.

Во второй пол ХХ в. метод представлен в трудах членов тартусско-московской семиотической школы (Ю.М. Лотмана, М.Л. Гаспарова, Ю.И. Левина, Ю.Н. Чумакова), в работах Е.М. Мелетинского, Б.А. Успенского, А.К. Жолковского, франц. учёного Р. Барта [18], [33].

Семиотика придерживается гипотезы, что все явления культуры есть системами знаков, следственно, связаны с коммуникацией. Основная оппозиция семиотики – противопоставление знака и вещи (знак замещает вещь). В литературном тексте рассматриваются прежде всего смыслопорождающие функции знака.

Знак выявляет свое значение в системе оппозиций (хороший/ плохой, сырой/ вареный, слабый/ сильный и т.п.), в художественном тексте – в противопоставлении с нехудожественными элементами (риторическими, прагматическими, коммуникативными, графическими). В современной литературе в рамках постмодернистской практики письма нередки попытки использования риторического кода в качестве элементов художественности (например, в романах У. Эко «Остров накануне», В. Пелевина «Generation P»).

В основе семиотики лежат следующие принципы:

  • сфера культуры, литературы, произведения изучается как знаковая система (по Ф. де Соссюру);
  • словесная структура текста рассматривается как означающее, модель мира в произведении – как означаемое;
  • семиотика изначально занимается теорией повествования, определяя в ней общие структурные элементы (мотивы, рамочный и внерамочный тексты, топосы, заглавие и финал);
  • в коммуникативных связях вычленяется три аспекта – синтаксический, семантический, прагматический;
  • синтаксический аспект рассматривает упорядоченность текста с точки зрения правил языка;
  • семантический аспект анализирует тексты в их отношении к реальной или вымышленной действительности;
  • прагматика направлена на изучение отношений, которые связывают текст с потенциальными или конкретными подателями и получателями информации (в литературе – это автор и читатель).

Из работ по семиотике повествования сформировалась самостоятельная наука о повествовании – нарратология.

 

12. Структурный метод

Возникновение метода в ХХ в. связано с переходом гуманитарных наук от описательно-эмпирического уровня исследований к строго теоретическому и точному. Это объясняет интерес структуралистов к логизации, математизации, формализации, абстрагированию. Первые шаги метода связаны с деятельностью Пражского лингвистического кружка (просуществовал с 1926 г. по 1950-е гг., членами были чешские филологи В. Матезиус, Я. Мукаржовский, русские – Н.С. Трубецкой, Р.О. Якобсон, П.Г. Богатырёв, Г.О. Винокур, Е.Д. Поливанов и др. ), а также Парижской семиотической школы (Р. Барт, А.Ж. Греймас, Ж. Женнет, Ю. Кристева и др).

Структуралисты понимают произведение как систему с чёткой структурой, поэтому структуралистская поэтика исходит из имманентного (присущего только ему, не связанного с контекстом) исследования художественного текста. Структура – совокупность устойчивых отношений, обеспечивающая сохранение основных свойств объекта. Структуралистов интересует не столько качество элементов, сколько отношения между ними, поэтому свойства системы, по их представлениям, не сводимы к сумме свойств элементов. Как писал Ю.М. Лотман, «художественный приём – не материальный элемент текста, а отношение» [18, 24].

Каждая структура находится на определённом уровне. Уровень свидетельствует об однопорядковости элементов.

Структуралисты рассматривают текст по образно-иконической оси: традиция – текст – реальность; по оперативно-прагматической оси: автор – текст – читатель.

Например, анализируя стихотворение К.Н. Батюшкова «Ты пробуждаешься, о Байя, из гробницы», Ю.М. Лотман опирается на фонологический и метрический уровни структуры, то есть на звуковой состав и ритм, во главу угла ставя «возвращения», «повторы», «антитезу», «прямые и обратные связи», варианты, инварианты [18].

 

13. Постмодернистские методы

Особую методику исследования необходимо применять при изучении постмодернистских произведений. Ее принято называть постмодернистской критикой [16].

Ее базовые принципы таковы:

  • литература понимается как дискурс, то есть открытая, неустойчивая, нелинейная, динамическая саморегулирующаяся система в ее связи с внелитературной окружающей средой;
  • Деконструкция (выявление внутренней противоречивости культурной практики человека) используется как главный вектор анализа текста — в приемах пародирования, травестирования, иронии, выявления бинарных оппозиций;
  • автор воспринимается  как носитель множества авторских масок;
  • постмодернистский текст может быть прочитан,/исследован одновременно как явление масскультуры и как элитарное произведение, то есть он обладает «двойным кодированием»;
  • в основе творческого акта писателя лежит нонселекция — произвольный выбор выразительных средств, поэтому ведущее место занимают коллаж, пастиш, интертекст, отказ от принципов детерминизма, недоверие к причинно-следственным связям диалектики (эпистемологическая неуверенность);
  • художественный образ заменен симулякром (фантазмом, по П. Клосовскому; совершенным дьявольским двойником, по Ж. Делёзу; кибернетической симулятивной моделью, по Ж. Бодрийару);
  • знаковыми проявлениями постмодернистской «художественности» являются телесность и шизофренический дискурс [21].

 

14. Рецептивный метод

Рецепция – реакция воспринимающего сознания и чувства читателя на произведение, на художественный мир автора. Воспринимая текст, читатель по-своему его воссоздаёт и пересоздаёт. Этот незримый диалог между писателем и читателем (текстом и читателем) изучает рецептивная эстетика (другие названия – рецептивный метод, эстетика воздействия).

Обоснованием рецептивного метода служат философия Э. Гуссерля и феноменологическое литературоведение Р. Ингардена, считавшего, что читатель достраивает, «конкретизирует» произведение, которому в идеале свойственно «множество обликов». Основы рецептивного метода заложили в ХХ в. немецкие учёные, участники «констанцской школы» В. Изер и Х.Р. Яусс [15], [41].

Базовые положения метода таковы:

  • традиционная эстетика игнорирует читателя, выдвигая на первый план эстетику творца, писателя;
  • смысл произведения не является постоянной, раз и навсегда данной величиной;
  • текст не равен авторскому созданию как конечному продукту;
  • рецепция возникает на основе диалектики в результате диалога между произведением и реципиентом (воспринимающей стороной) на фоне исторического контекста;
  • в отношениях «произведение – читатель» существует прямая и обратная связь (читатель – произведение);
  • рецепция осуществляется в рамках «читательских ожиданий», которые формируются на основе жанровых норм эпохи, соотношения вымысла и действительности, текста и контекста в сознании читателей;
  • «горизонты ожидания читателя» находятся в диалоге с сигналами текста;
  • читатель может быть имплицитным, то есть внутренним, укоренённым в самом тексте, и эксплицитным, то есть реально-историческим;
  • множественность прочтений произведения зависит от «точек неопределённости», пробелов, открытых динамичных смысловых позиций, не сформулированных автором, недосказанных, но направляющих активность читательского восприятия.

Рецептивный метод не обращён к изучению отношений «автор и произведение», «автор и традиция», «автор и реальность».

Определяя набор методов собственного исследования, необходимо ознакомиться с ведущими работами их представителей. Например, в студенческой работе, посвящённой сопоставлению явлений «переходности» в рассказах на рубеже ХIХ-ХХ вв. в русской и английской литературах методы исследования сформулированы следующим образом:

«Базовым компонентом работы является теория «переходных эпох», а главным методом исследования определён компаративный, который даёт возможность вычленить и систематизировать признаки генетического родства произведений в разных национальных литературах в сходной ситуации эстетической переориентации. В работе также использованы типологические обобщения, входящие в метод сравнительного литературоведения. Ориентация на панорамное воссоздание литературного процесса в европейской словесности на рубеже ХIХ-ХХ вв. способствует привлечению в данном исследовании возможностей культурно-исторического и социологического методов».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Алексеев М.П. Пушкин и мировая литература / М.П. Алексеев [Отв. Ред. Г.П. Макогоненко, С.А. Фомичёв]. – Л.: Наука, 1987. – 616 с. – (АН СССР, Отделение литературы и языка Пушкин. комис.).

2.Алексеев М.П. Сравнительное литературоведение / М.П. Алексеев – М.: Наука, 1983. – 448 с.

3.Барт Р. Мифологии / Р. Барт; [пер. с франц., вступит статья и комментарий С. Зенкина]. – М.: Издательство им. Сабашниковых, 2004. – 320 с.

4.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике / М.М. Бахтин // Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М.: Художественная литература, 1975. – С. 234 – 407.

5.Бройтман С.Н. Историческая поэтика / С.Н. Бройтман. – М.: Издательство РГГУ, 2001. – 230 с.

6.Веселовский А.Н. Историческая поэтика. Итоги и перспективы изучения  А.Н. Веселовский. – М.: Изд-во «Высшая школа», 1989. – 408 с.

7.Волошинов В.Н. Философия и социология гуманитарных наук / В.Н. Волошинов; [сост. Д.А. Юнов]. – СПб: Аста-Пресс LTD, 1995. – 380 c.

8.Гадамер Х.Г. Истина и метод. Основные черты философской герменевтики / Х.Г. Гадамер; [пер. с нем., общ. ред и вступ. статья Б.Н. Бессонова]. – М.: Прогресс, 1988. – 704 с.

9.Гаспаров М.Л. Поэтика / М.Л. Гаспаров // Литературный энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1987. – С. 295 — 296.

10.Герменевтика: История и современность / [под ред. И.С. Нарского]. – М.: Мысль, 1985. –  304 с.

11.Гинзбург Л. О психологической прозе / Л.Я. Гинзбург. – Л.: Художественная литература , 1977. – 450 с.

12.Гущин В.В. Методическое пособие по выполнению и оформлению дипломной работы / В.В.Гущин. – Иркутск: ИГУ, 2002. – 55 с.

13.Добролюбов Н.А. Литературная критика / Н.А. Добролюбов. – .М.: Художественная литература, 1979. – 445 с.

14.Жирмунский В.М. Биография писателя / В.М. Жирмунский // Введение в литературоведение: Курс лекций. – СПб: Изд-во СПбГУ, 1996. – 438 с.

15.Изер В. К антропологии художественной литературы [Электронный ресурс] / Вольфганг Изер. – Режим доступа:  http:// www.polit.ru/ research/ 2009/02/27/izer.html.

16.Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа / И.П. Ильин. – М.: Интрада, 1998. – 230 с.

17.Лихачев Д.С. Эпохи и стили / Д.С. Лихачёв. – Л.: Наука , 1973. – 254 с.

18.Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха / Ю.М. Лотман. – М.: Просвещение, 1972. – 271 с.

19.Маркс К., Энгельс Ф. Об искусстве / К. Маркс, Ф. Энгельс: [в 2-х томах]. – М.: «Искусство», 1976.

Т.1 – 1976 – 576 с.

Т.2 – 1976 – 720 с.

20.Мелетинский Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / Е.М. Мелетинский. – М.: Наука, 1986. – 319 с. (Главная редакция восточной литературы).

21.Мережинская А.Ю. Русский литературный постмодернизм: Художественная специфика. Динамика развития. Актуальные проблемы изучения: [учеб. пособие] / А.Ю. Мережинская. – К.: Логос, 2004. – 234 с.

22.Ницше Ф. Странник и его тень / Ф.Ницше – М.: “REFL-book”, 1994. – 400 с.

23.Осьмаков Н.В. Психологическое направление в русском литературоведении. Д.Н. Овсянико-Куликовский / Н.В. Осьмаков. – М.: Просвещение, 1981. – 160 с.

24.Пыпин А.Н. История русской литературы в 4-х тт. / А.Н. Пыпин. – СПб: типография М.М. Стасюлевича, 1898-1899.

Т.1 Древняя письменность. – 1898. – 512 с.

Т.2 Древняя письменность. Времена Московского царства. Канун преобразований. – 1898. –576 с.

Т.3 Судьбы народной поэзии. Эпоха преобразований Петра Великого. Установление новой литературы. Ломоносов. – 1899. –548 с.

Т.4. Времена Екатерины Второй. Девятнадцатый век. Пушкин и Гоголь. Утверждение национального значения литературы. – 1899. – 664 с.

25.Ритуально-мифологический подход к интерпретации текста: [cб. научных трудов / под общей. ред Л.О. Киселёвой, П.Ю. Поберёзкиной]. – К.: Институт содержания и методов учебы, 1998. – 333 с.

26.Семиотика / [сост., вступит. статья и общ ред. Ю.С. Степанова]. – М.: Радуга, 1983. – 627 с.

27.Сент-Бев Ш.О. Литературные портреты. Критические очерки / Ш.О. Сент-Бев. – М.: ГИХЛ, 1970. – 585 с.

28.Страхов И.В. Психологический анализ в литературном творчестве / И.В. Страхов. – Ч.1-4. – Саратов: Издательство СГУ, 1973; 1976.

29.Тамарченко Н.Д. Теоретическая поэтика / Н.Д. Тамарченко; [Хрестоматия-практикум: учеб пособие для студ. филол. фак-в высш. учеб. завед.]. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 400 с.

30.Топер П.М. Перевод в системе сравнительного литературоведения / П.М. Топер; [ред. Н. К. Гей]; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького РАН. – Москва: Наследие, 2000. – 254 с.

31.Тынянов Ю. Поэтика. История литературы. Кино / Ю. Тынянов. [изд. подготовили Е.А. Тодес, А.П.Чудаков, М.О. Чудакова]. – М.: Наука, 1977. – 547 с.

32.Тэн И. История английской литературы. Введение / И. Тэн // Зарубежная эстетика и теория литературы ХIХ – ХХ в. Трактаты. Статьи. Эссе: [cост. и общ. ред. Г.К. Косикова]. – М.: Издательство Моск. унив., 1987. – С. 82-87.

33.Успенский Б.А. Поэтика композиции. Структура художественного текста и типология композиционной формы / Б.А. Успенский // Семиотика искусств. – М.: Ин-т «Язык русской культуры», 1995. – 357 с.

34.Фрейденберг О.М. Миф и литература древности / О.М. Фрейденберг. – 2-е изд., исправл. и доп. – М.: Издательство «Восточные литературы» РАН, 1998. – 800 с. (Включает описание архива).

35.Ханзен-Леве А. Мифопоэтический символизм: Система поэтических мотивов. Мифопоэтический символизм начала века. Космическая символика / А. Ханзен-Леве – СПб: Академический проект, 2003. – 816 с.

36.Hirsch E.D. Three dimensions of hermeneutics / Hirsch E.D // New literary history. – Baltimore.– 1972. – №2. – V.3.

37.Цурганова Е.А. Традиционно-исторические и современные проблемы литературной герменевтики / Е.А. Цурганова // Современные зарубежные литературоведческие концепции (герменевтика, рецептивная эстетика): Реферативный сборник. – М.: ИНИОН, 1983.– С. 12 – 27.

38.Шкловский В.Б. Художественная проза. Размышления и разборы / В.Б.Шкловский. – М.: Советский писатель, 1961. – 423 с.

39.Эко Умберто. Как написать дипломную работу. Гуманитарные науки / Умберто Эко; [пер. с итал. Е. Костюкович]. – СПб: Симпозиум, 2004. – 304 с.

40.Якобсон Р. Избранные работы / Р. Якобсон; [сост. д.ф.н. В.А. Звегинцева; предисл. д.ф.н. Вяч. Вс. Иванова]. – М.:Прогресс, 1985.– 460 с.

41.Яусс Х.Р. История литературы как провокация литературоведения / Х.Р. Яусс; [пер. с нем. и предисл. Н. Зоркой] // Новое литературное обозрение. – 1995. – № 12. –  С. 34 – 84.